Тимур Сегизбаев – сердце, отданное футболу


15 декабря на 77-ом году жизни ушёл от нас легендарный казахстанский футболист Тимур Санжарович Сегизбаев!

А сегодня ему бы исполнилось 78 лет.

Коллектив портала Sportinfo.kz предлагает читателям в этот день вспомнить нашего футбольного аксакала и повторяет для его поклонников публикацию, которая стала основой сценария для фильма "Тимур Сегизбаев – сердце, отданное футболу".

Этот душевный рассказ поможет юным игрокам проникнуться уважением и любовью к легендарному футболисту, узнать яркие страницы из его биографии и быть достойными продолжателями традиций народной казахстанской команды. А старому поколению болельщиков будет приятно еще раз вместе со своим кумиром пережить те старые добрые времена, когда "Кайрат" заслужил звания народной команды.

Тимур Санжарович СЕГИЗБАЕВ

• Родился 12 мая 1941 г.
• Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер Казахской ССР и Республики Казахстан.
• Заслуженный деятель спорта.
• Играл в "Кайрате" с 1958 по 1970 г. Нападающий.
• В 1964–1968 гг. – капитан команды. Всесоюзную известность получил после матча с московским "Спартаком" (2:0), который прошел 26 августа 1964 г. в "Лужниках", и оба гола на счету Тимура Сегизбаева. На следующее утро в "Советском спорте" вышел репортаж под названием "Тимур и его команда".
• Тренировал команды "Автомобилист" (Кзыл-Орда), "Шахтер" (Караганда), "Кайрат" (Алма-Ата), сборную Йемена (ЙНДР).
• Входит в список 11 лучших футболистов Казахстана XX века и по праву считается легендой казахстанского футбола.
• С 1989 по 2001 г. – на руководящих постах в Футбольной ассоциации Республики Казахстан, Футбольного союза Казахстана.
• В 1994 г. в Чикаго на конгрессе ФИФА Казахстан стал членом Международной федерации футбола. Флаг нашей страны президенту ФИФА Жоао Авеланжу вручал Тимур Сегизбаев.
• Член партии "Нур Отан". Кавалер ордена "Отан".
• В 1998 г. в честь столетия российского футбола ему были вручены Почетная грамота и ценный подарок от РФС и первого Президента России Бориса Ельцина.
• В 2001 г. награжден благодарственным письмом Президента Республики Казахстан.
• Внесен в "Золотую книгу" Республики Казахстан.
• Женат, воспитал трех дочерей. Растут два внука и две внучки.
• В 2010 г. был снят документальный фильм "Тимур Сегизбаев. Сердце, отданное футболу", который был показан всеми ведущими телеканалами страны.

Мой путь, моя судьба,
Надежд, ошибок и сомнений.
Мой путь, что выбрал я,
Я вспомнил вновь
Без сожалений.
Я жил, и сладок был
Соленый вкус аплодисментов.
Влюблялся и любил.
Это был мой путь.


Из песни Пола Анки и Фрэнка Синатры "Мой путь"

"Жизнь, прожитую достойно, следует измерять деяниями, а не годами" – гласит народная мудрость. И о степени величия человека судят по его делам. Люди, которые придерживаются этих философских принципов, любимы, уважаемы и почитаемы, и ими можно гордиться во все времена. Их имена и слава о добрых и великих делах передаются из уст в уста от поколения к поколению, и так появляются люди-легенды.

Кумир болельщиков всех лет

Чтобы стать человеком-легендой, мало снискать всеобщее уважение и почет. Для этого нужно посвятить себя выбранному делу полностью, самозабвенно. Отдать свое сердце…

В последнее время все чаще можно услышать мнение, что Казахстан – страна не футбольная, а некоторые тренеры-легионеры и вовсе утверждают, что казахам не дано хорошо играть на генетическом уровне и им никогда не достичь высот в футболе. Такие заявления стали возможны из-за нынешнего плачевного состояния отечественного футбола и провальных выступлений национальной сборной и клубов на международной арене.

И зарубежным коучам, горе-прорицателям невдомек, что раньше в Казахстане были игроки, которые являлись настоящими мастерами своего дела, на них ходили тысячи и тысячи болельщиков, их имена знал каждый мальчишка. И из этой яркой плеяды казахстанских звезд, легендарных футболистов команды "Кайрат" 60-х годов прошлого столетия, Тимур Сегизбаев является одной из значимых легендарных фигур. Человеком, о котором слагались стихи, песни и легенды, сочинялись байки и анекдоты, писались публиковались книги, чьим именем в Казахстане болельщики называли своих детей, в честь которого и сейчас проводятся турниры и чье имя носят спортивные центры и стадионы. И фамилию "Сегизбаев" в нашей стране не зря отождествляют с целой футбольной эпохой.

Известный в мире спорта специалист Касым Рымбекович Ильяшев, когда зашел разговор о Сегизбаеве, с чувством и артистично зачитал фрагмент своего стихотворного произведения:

"В истории футбола Казахстана
Санжарыч – это славная эпоха.
Сегодня дед в когорте ветеранов,
Но и теперь он выглядит неплохо.
Тимур – кумир болельщиков всех лет.
Ему при жизни памятник создали.
И в честь виновника кайратовских побед,
Своих детей Тимурами назвали".

А известный и очень популярный в прошлом кайратовский игрок, а ныне – один из лучших тренеров России Курбан Бердыев подготовил целый интересный и искренний монолог, посвященный Санжарычу. Мы еще подробно познакомим читателей с откровениями Курбана Бекиевича, а эти слова тренера "Рубина" просто подтверждают вышеизложенное в начале материала: "Санжарыч относится к категории людей, о которых можно говорить только с положительной стороны, и " Кайрат" для меня ассоциируется в первую очередь с Сегизбаевым. Я Тимуру Санжарычу благодарен вообще за то, что я состоялся как футболист. Это – Человек, рядом с которым чувствуешь себя как за каменной стеной…"

Игра захватила

Детство самого Тимура было непростым, как у всех его сверстников. Будущая звезда казахстанского футбола появилась на свет 12 мая 1941 года в Семипалатинске, за три недели до начала Великой Отечественной войны… Семья мальчика даже по тем временам была многодетной: всего у родителей Тимура родились 8 детей. Он был самым старшим сыном. Отец семейства Санжар Сегизбаев – очень серьезный человек, юрист, возглавлял Верховный суд тогдашней Киргизской АССР, в 1938-м был репрессирован, позже –реабилитирован. Санжар Сегизбаев был образцом порядочности и честности, эти же качества передались и его сыну. Мама Тимура – Жибек – даже в трудные времена успевала и детей воспитывать, и бытовые проблемы решать, и главное – поддерживать тепло семейного очага. И, несмотря на тяжелое послевоенное время, тогдашняя ребятня всегда стремилась к физическому самосовершенствованию. Так и Тимур увлекся спортом, он занимался и плаванием, и баскетболом, и хоккеем, и лыжами. Но захватила мальчишку самая популярная и зрелищная игра человечества.

– Ребятишек всегда манила улица, – рассказывает Тимур Санжарович. – Догонялки, салки, асыки, лянга, и, конечно же, футбол! Мы целыми днями босиком гоняли тряпичный мяч. Позже я с родителями перебрался в более престижный район – около парка имени 28-ми гвардейцев-панфиловцев. В то время я учился в старших классах 33-й школы, которую впоследствии благополучно закончил. Парк стал нашей ареной для футбольных сражений. На лето родители отправляли меня в пионерлагерь "Картыбулак", находившийся в Талгарском ущелье. В третьей смене отдыхали ребята старших классов – сплошь заядлые футболисты. Вокруг Алма-Аты базировалось много пионерских лагерей, и на стадионе "Спартак" Парка культуры и отдыха имени Горького устраивались матчи между школьниками. На этих соревнованиях меня и заметил Георгий Алексеевич Козелько. Гесеич, как мы его любя называли, был очень сильный наставник и отличный психолог.

Впрочем, неизвестно, стал бы Тимур в конце концов футболистом (ведь в детстве он мечтал стать геологом), если бы не один случай. В 1957 год старшеклассник Сегизбаев в составе сборной Казахстана поехал в Ригу на Спартакиаду школьников СССР. Путь лежал через Москву. Тимур и его команда просто не могли не посетить главную спортивную арену Союза: стадион-красавец "Лужники", открывшийся всего за год до их приезда. В столице тогда проходил международный турнир. Тимур с друзьями всеми правдами и неправдами пробрались на арену, где сборная СССР играла со сборной Чехословакии. То, что увидел 16-летний паренек, поразило его: бурлящие футбольной жизнью стотысячные трибуны, рывки и феноменальная игра Эдуарда Стрельцова. "Вот что значит большой футбол", – эта мысль не отпускала Тимура и после того, как он уже покинул "Лужники".

– Как мы могли пропустить такое зрелище? – вспоминает Тимур Санжарович. – Как сейчас помню, сидели мы на самой верхотуре "Лужников". Вся игра, как на ладони. С арены мы выходили под большим впечатлением… Вот тогда-то я и подумал, неужели и мы не сможем так играть? В этот день мы должны были уезжать в Ригу, но сумели уговорить своего тренера позволить нам остаться в Москве еще на несколько дней. В советской сборной блистал Эдуард Стрельцов. Он нам показался эдаким увальнем, который зачем-то "расскачивал" соперников при проходе с мячом. Это потом мы поняли все значение слова "финт"… Если мне не изменяет память, Стрельцов забил в той игре два мяча. Простенько так, без лишней беготни.

Яркие мгновения

Тогда мальчишка даже представить не мог, что спустя несколько лет этот стадион будет рукоплескать ему. Закончив школу, Тимур поступил в Казахский институт физической культуры. На втором курсе студента вызвал к себе ректор вуза Хамза Мухамеджанов и сказал, что им заинтересовалась главная команда республики – "Кайрат", которому которой в следующем году предстояло дебютировать в высшей лиге союзного чемпионата. Сегизбаеву выпал шанс, и его нельзя было упускать.

С этого момента судьбы команды и ее игрока навсегда переплелись. И, может, сейчас, слушая ежедневно "Футбольный марш" Матвея Блантера, загруженный в мобильный телефон, сердце кайратовца сжимается вновь, как в те яркие мгновения своей молодости…

14 мая 1960 года – особая дата в жизни Тимура Сегизбаева. И не потому, что ему только что исполнилось 19 лет. В этот день он впервые вышел в основном составе команды и преподнес себе отличный подарок: забил в ворота минской "Беларуси" два мяча, что позволило алмаатинцам одержать первую победу в высшей лиге. Говорят, что первыми о победе "Кайрата" в тот день узнали в ЦК Компартии Казахстана, а затем в филармонии… Во время концерта конферансье вышел со специальным заявлением: "Товарищи, в Минске "Кайрат" одержал первую победу со счетом 2:0!".

– В той встрече в воротах стоял старейшина минского футбола Денисенко, – продолжает Тимур Сегизбаев. – Я ему забил по голу в каждом тайме. Оба моих гола вышли весьма эффектными. В первом случае мне удался удар с 15-ми метров, голкипер минчан не смог достать мяч. Во втором эпизоде Леня Остроушко дал мне передачу, а я, даже не обрабатывая пас, с лету положил мяч в дальний угол. Денисенко только и оставалось пожать плечами: "Неберущийся мяч". В раздевалке руководство отметило и мой голевой почин, и день рождения памятным подарком. Под аплодисменты мне в раздевалке вручили часы "Полет", самые лучшие в Союзе.

Талант организатора атак и бомбардирские качества начали проявляться у Сегизбаева еще до его прихода в "Кайрат". До дебюта в главной команде республики на Спартакиаде школьников СССР в матче против армянской сборной Тимур совершил чудо. После первого тайма казахстанцы уступали соперникам по всем статьям – 0:5. А по истечении вторых 45 минут счет на табло был 5:5. Все мячи забил Сегизбаев.

– В "Кайрате" форвард, которому тогда не было еще и 20, практически сразу же стал основным нападающим, – делится впечатлениями о легендарной дружине своей молодости ветеран "Кайрата" и известный спортивный комментатор Диас Омаров. – Времени на раскачку у него не было, алма-атинская команда сражалась с лучшими клубами Советского Союза, и, чтобы их побеждать, надо было забивать голы. Тимур Сегизбаев не был обычным "забивалой", он не слишком часто поражал ворота соперников. Однако практически многие его мячи приносили команде важные очки.

Мысль своего партнера по команде, словно точную передачу, подхватывает другой ветеран-кайратовец Евгений Кузнецов:

– Завоевать место в основном составе было не так-то просто, Партнеры – крепкие мастера, голодные до побед: Остроушко, Степанов, Скулкин, Квочкин, Каминский… Соперники – звезды союзного и мирового масштаба, чьи имена боготворили почитатели популярной игры на одной шестой части суши Земли: Яшин, Воронин, Стрельцов, Иванов, Нетто, Парамонов, Красницкий, Месхи, Понедельник. Список этот можно продолжать. Этих игроков знали и уважали болельщики многих стран. И Тимур со своей, вернее нашей народной, командой достойно сражался против популярных клубов и их знаменитых лидеров на зеленых полях Советского Союза.

"Тимур и его команда"

26 августа 1964 года в выездном матче с московским "Спартаком" казахстанский нападающий забил свои самые яркие голы. "Кайрат" в гостях со счетом 2:0 обыграл грозного соперника, и дважды поразил ворота красно-белых Сегизбаев. Этот дубль принес ему всесоюзную известность, на следующий день после матча центральные газеты огромной страны вышли с заголовком "Тимур и его команда". Теперь форварда узнали все футбольные болельщики Союза, узнали как человека, пославшего своими фантастическими ударами в нокаут московский "Спартак", да еще и на его поле…

А в родной республике Сегизбаев, уже капитан команды, становится популярной личностью. В честь кайратовской "десятки" благодарные казахстанские болельщики называют своих новорожденных сыновей. Так что, если вы родились в середине 60-х и вас зовут Тимур, вы знаете, в честь кого вас назвали…

Острословы и выдумщики из числа ярых поклонников "Кайрата" со знанием дела стали утверждать, что памятник, расположенный у входа на Центральный стадион, воздвигнут в честь Тимура. Натурщиками для изваяния позировали другие спортсмены, но до сих пор многие думают, что полюбившийся казахстанским болельщикам памятник воздвигнут в честь нападающего "Кайрата". И даже назначая перед каким-нибудь матчем встречу, так и говорят: "Встретимся возле Сегизбаева…".

Администратор "Кайрата" Дмитрий Павлович Черненко, переживший на своем веку 15 (!) старших тренеров, подчеркивает пунктуальность, аккуратность и высокую культуру Тимура и то, что он действительно пользовался огромным авторитетом и завоевал народную любовь:

– Во время представления диктором составов играющих команд главная спортивная арена Казахской ССР взрывалась при упоминании только имени "Тимур"… Фамилия "Сегизбаев" заглушалась громом аплодисментов. Была раньше хорошая традиция у болельщиков – вручать во время построения команд цветы своим любимцам, и многие поклонники и поклонницы "Кайрата" старались подарить эти цветы именно Сегизбаеву. Тимур стал кумиром, но слава, популярность и обилие почитателей его таланта не вскружили ему голову. Сегизбаев, как и подобает лидеру, был примером для партнеров во всем: и на поле, и за его пределами.

Если полистать архивные страницы газет и журналов, то "Кайрат" не боролся за медали чемпионатов СССР, не завоевывал Кубок страны, но зато он сражался на равных с признанными лидерами советского футбола, такими как ЦСКА, "Спартак", киевское, московское и тбилисское "Динамо", "Торпедо", "Зенит" и другими.  Особенно побаивались казахстанскую дружину в ее родных стенах. Это подчеркивали и подчеркивают все футболисты и специалисты, кому довелось выступать и работать в чемпионатах СССР.

На домашних матчах алмаатинцев яблоку негде было упасть – трибуны Центрального стадиона ломились от зрителей. Нередко возникала проблема лишнего билетика, и чтобы ее решить, болельщикам приходилось занимать очередь у касс ранним утром. Добивался успехов "Кайрат" и на чужих полях.

"Кайрат" – команда народная

Популярность "Кайрата" в республике росла от матча к матчу. Футбол стал неотъемлемой частью жизни Алма-Аты, да и всей республики. О команде говорили повсеместно. Ее взлеты и падения, забитые и пропущенные мячи обсуждали на улицах, в общественном транспорте, на фабриках и заводах, в госучреждениях, школах и институтах. Кайратовцы часто проводили встречи со своими болельщиками, и это общение сближало команду с народом.

– В Казахстане тогда был период футбольного бума. Нас, игроков "Кайрата", болельщики постоянно спрашивали: "А приедет ли Яшин? Стрельцов? Когда у него кончится срок?". Стрельцов ведь в то время сидел… Без ложной скромности скажу, что мы были кумирами для алма-атинских болельщиков. Не только мужики на руках носили, но и девчонки за нами бегали. Жена до сих пор не может забыть про это… Казахстанские любители футбола со стажем и сейчас с большой теплотой вспоминают своих кумиров. И они не верят, что наши футболисты больше не смогут играть, так, как раньше. Когда мы выходили из подтрибунного помещения, и видели эти полные трибуны, осознавали, что мы играем ради НЕГО – казахстанского болельщика.

"Кайрат" 60-х был крепким орешком, особенно в матчах с клубами, претендовавшими на пьедестал почета. Не зря алма-атинскую команду прозвали "Грозой авторитетов", не испытывавшей страха ни перед кем и нигде. В каждой линии коллектива хватало добротных исполнителей, на которых "ходили" болельщики. Владимир Лисицын, Вадим Степанов, Анатолий Федотов, Сергей Квочкин, Станислав Каминский, Олег Мальцев… Особенно казахстанский клуб славился своей игрой в обороне, и, конечно, дома, соперникам с трудом удавалось поразить ворота алмаатинцев. В болельщицкой среде даже появилось выражение "Кайратовский бетон" – емко и по делу. "Кайрат" любили, за него искренне болели, дружина была популярной, и неслучайно команду стали называть народной.

Поэтому закономерно кинорежиссер Шакен Айманов решил вставить в свой фильм "Ангел в тюбетейке" эпизод матча на Центральном стадионе, куда главный герой киноленты – учитель географии по имени Тайлак – пришел поболеть за родной и любимый "Кайрат". Кайратовцы играли самих себя. Кстати, чтобы снять тот небольшой эпизод, футболисты провели на арене целый день – с 9 утра до 9 вечера.

О смертельном ударе, убитой обезьяне и чудо-голах

Самыми сильными игровыми качествами Сегизбаева были техника и удар. Наряду с Вадимом Степановым Тимур обладал мощнейшим ударом, очень плотным и точным. Надо отметить, что и ноги-колотухи у смуглого подтянутого красавца были на загляденье. О силе сегизбаевского удара болельщики даже начали придумывать разные небылицы, вроде той, что, когда форвард прикладывался к мячу, голкиперы влетали в ворота вместе с ним, а защитников, осмелившихся встать на пути мяча, увозили в больницу на карете "скорой помощи". Ходила на трибунах история о том, как в зарубежном турне Сегизбаев убил вратаря-обезьяну, и на свою ударную правую ногу с тех пор он обязан наматывать черную повязку. Конечно, это были всего лишь байки, но Сегизбаев и изумительные пасы на 50 метров запросто выдавал, и с 30 метров чудо-голы забивал.

Вспоминает ветеран казахстанского футбола, руководитель КНГ ФК "Рубин" Павел Черепанов, приславший видеопривет нашему футбольному аксакалу:

– Я был мальчишкой, а Тимур попал в команду мастеров. Вы играли на верхнем поле стадиона "Спартак" в 1959 году, и все мальчишки восхищались твоими ногами. Таких мощных колотушек, объемных бедер ни у кого в казахстанском футболе не было. И в этой связи с этим я помню твой знаменитый гол, который ты забил в 1963 году в ворота московского "Торпедо" Анзору Кавазашвили, когда после пушечного удара с метров 40 мяч наклевом залетел в дальний угол. Стадион разом ухнул в восторге, и все болельщики со стажем до сих пор вспоминают этот эпизод. Твоя фигура и твой бег всегда были узнаваемы болельщиками. Не сомневаюсь, что именно ты вдохновил известных казахстанских скульпторов. Не случайно красивое изваяние одного из двух футболистов, что у северной трибуны Центрального стадиона в Алматы, носит твое имя. И даже на сайте Федерации футбола Казахстана, когда его открываешь, сразу видишь футболиста в игре, в котором мы узнаем именно тебя, Санжарыч. Ты постарше меня, и мы всегда восхищались твоей игрой, умением сыграть на партнера, продолжить комбинацию, выдать хороший пас, организовать конструктивные действия в центральной части поля, ты видел буквально все.

Профессионал с тонким игровым чутьем

Авторитетом он был и остается для всех казахстанцев и на всем необъятном пространстве СССР. Согласитесь, что признание известных в прошлом игроков дорогого стоит.

Ветеран ФК "Динамо" Киев, заслуженный тренер СССР Олег Петрович БАЗИЛЕВИЧ:

– Достопримечательностью Казахстана и его визитной карточкой в 60-е годы был "Кайрат". И всегда с удовольствием вспоминаю лидера этой команды, капитана Тимура. О "Кайрате" в 60-х годах так и говорили: – "Тимур и его команда". Это могут подтвердить все динамовцы Киева, игравшие в те годы. И дома, и на выезде, а также включая сборы, друг против друга провели с десяток игр. Если его лично характеризовать, то о нем осталось впечатление как о профессионале– –футболисте, который серьезно подходил ко всем вопросам подготовки и к играм, чтобы показать высокий уровень, и чтобы и достичь результата. Играл самоотверженно и, что самое главное – был мастеровой с хорошей техникой, что было неприсущее командам из провинции. Действовал ярко, выделялся, забивал очень важные голы, одним словом – лидер команды.

Ветеран московского "Торпедо" и сборной СССР Леонид ПАХОМОВ:

– Всегда вспоминаю Тимура, когда я играл за "Торпедо", а он – за "Кайрат". Это были лучшие битвы этих команд. В то время блистали классные исполнители в обеих дружинах. Много футболистов атаки в то время выступало хороших. Тимур же отличался тем, что в нем была тонкость. Если в "Торпедо" играл Иванов, который мог вывести на ударную позицию Стрельцова, Щербакова, то в "Кайрате" это был Тимур. Тонкое игровое чутье всегда в цене. Последний пас у Тимура был прекрасный, он, видимо, с детства уделял этому внимание. Футбол – это неразрывная часть его жизни, и чтобы добиться каких-то результатов, надо много работать. Наверное, так и Тимур начал с футбольной школы и прогрессировал, а "Кайрат" – стал его вершиной.

Стоит отметить, что Сегизбаев привлекался и в сборную СССР, пусть и ветеранскую. Сам Борис Ельцин премировал его за заслуги перед советским и российским футболом, а РФС персонально пригласил участвовать в турне-круизе по Средиземноморью вместе с командой прославленных футболистов.

Чтобы достичь высокого уровня мастерства, природного таланта было мало. Футбол очаровал Тимура, влюбил в себя, и он платил ему взаимностью. Что называется, от души, от всего сердца. Сегизбаев часто оставался после тренировок, снова и снова до седьмого пота отрабатывал элементы, отдавался по полной, вкладывал всю душу. К футболу он относился не как к работе, а как к искусству, где главенствуют расправленные крылья творчества, стремление к самосовершенствованию и радость от достигнутых успехов.В Казахстане он стал кумиром, но продолжал работать над собой, ибо считал, что жизнь спортсмена надо наполнять стимулами, которые будут побуждать его стремиться к новым высотам.

В те годы образцом, эталоном футбольного мастерства являлась игра бразильцев и короля футбола Пеле. В том числе и для Сегизбаева.

Со дня рождения великой игры в ней тесно переплетены красота и грубость, рыцарское благородство и подлость. За время своей продолжительной карьеры Тима (так его называли и называют друзья, партнеры по клубу и болельщики) снискал славу агрессивного, по-спортивному злого игрока и в то же время футбольного джентльмена. Согласитесь, редкое сочетание. И все же и он, наверное, самый корректный игрок Союза, футбольный интеллектуал и интеллигент, однажды был удален с поля.

– Играли мы в Киеве, в сентябре 1967 года. Мместным динамовцам предстояло участвовать в розыгрыше Кубка чемпионов. Забили они нам три мяча и продолжаютли рвать и метать. Мы оружия не сложили и бьемся бились за каждый мяч. В одном из эпизодов Йожеф Сабо в борьбе делает специально отмашку рукой и разбивает лицо перстнем-печаткой Леониду Остроушко. Гляжу на окровавленное лицо Лехи и говорю : "Йожеф, ты не прав, тебе в еврокубках играть, там такие дела не прощают". Он высокомерно взглянул и прошипел: "Заткнись, молокосос!". Не прошло и минуты, я выбираю момент, иду в жесткий стык с Сабо и врезаюсь в него, нанося удар кулаком в лицо. Грузинский арбитр Бочорадзе опешил, не поверив своим глазам: "Тимур, это ты? Заче-эм?" Я махнул рукой и сам побрел с поля. Красную карточку мне показал судья вслед, а на беговой дорожке догоняет Сабо, обнимает и извиняется. Нам, кажется, по пять матчей дисквалификации дали.

Когда футболисты плачут…

В отличие от массовой физической культуры спорт высших достижений не дает, а отнимает здоровье, и в знаменитом "Монологе футбольного ветерана", написанном
Робертом Рождественским, очень точно переданы чувства мастера, верой и правдой служившего игре номер один. Тимур Санжарович признался, что,,когда слышит это стихотворение, вспоминает один из самых грустных моментов в своей жизни. Сжимается сердце, благодарные болельщики аплодируют и тепло провожают, а на глазах – слезы и мысль: "Как я без этой великой игры?".

…Сейчас я откроюсь снова,
Сейчас я рванусь на край
И, падая, с навесного выложу мяч:
– Играй!!
И грянут аплодисменты!
И вздыбится ураган!..
Замены прошу. Замены...
Замены избитым ногам,
Замены полночным крикам
И мужеству до поры…
Умру я без этой великой, без этой проклятой игры.

К концу 60-х кайратовский капитан уже начинает страдать от хронических травм. Сегизбаев был еще в состоянии выходить на газон, но он не мог позволить себе играть плохо. За три дня до своего 29-летия, 9 мая 1970 года, Тимур Сегизбаев в последний раз появился на поле в качестве игрока. Позади – 168 матчей. Прощание было коротким, взмах рукой, и под несмолкающие аплодисменты Центрального Сегизбаев уходит в подтрибунное помещение. "Кайрат" с бакинским "Нефтчи" играет уже без него.

– Проводы – это всегда очень грустно. В последний раз я прошел сборы вместе с "Кайратом", – говорит Сегизбаев. – Для того, чтобы вылечить травму, нужно было много времени. Наставник команды Сан Саныч Севидов сказал мне: "Лечись, сколько нужно. Потом вернешься. А пока будь моим помощником". Я не согласился, чувствовал, что больше не смогу выступать на том уровне, на котором привык. Начался чемпионат, "Кайрат" провел несколько игр. И 9 мая в рамках кубковой встречи с бакинским "Нефтчи" я ушел с поля. Навсегда.

Закончилась эпоха. Эпоха "Кайрата" 60-х годов и его великого игрока, преданного единственной команде, патриота, творившего историю казахстанского футбола.
После этого Тимур еще долгое время не мог ходить на стадион, ему было больно. Позже он скажет, что не видел смысла сидеть в запасе или выступать в низшей лиге, куда его забрали бы с руками и ногами.

От "Автомобилиста" до "Кайрата"

Сегизбаев всегда был творческой натурой и после окончания игровой карьеры защитил диплом на факультете журналистики Казахского государственного университета. Однако "акулой пера" ему стать не довелось. Каждому человеку предначертан его путь. А жизненная дорога Тимура Сегизбаева шла только по футбольному полю.

Однажды в дом бывшего нападающего народной команды пришел высокий гость – секретарь Кзыл-Ординского обкома партии Хасан Бектурганов и сказал, что Сегизбаев просто не имеет права не передать своего опыта новому поколению футболистов. Тимур поначалу отказывался. Но от судьбы не уйдешь.

"Автомобилист" из Кзыл-Орды в начале 70-х обитал в подвале турнирной таблицы класса Б. "Поднимать целину" приехал молодой наставник Тимур Санжарович. Начинающий тренер имел большой игровой опыт и неплохую теоретическую базу, в бытность футболистом он конспектировал лекции Николая Глебова, Петра Зенкина, Александра Келлера. Андрея Чен Ир Сона, Владимира Котлярова, Александра Севидова и других кайратовских "рулевых". Эти знания ему теперь предстояло применить на деле. Результат: "Автомобилист" становится одним из лучших коллективов Казахстана на уровне команд мастеров.

Возглавив карагандинский "Шахтер", тренер пошел на повышение: горняцкая команда выступала в первой лиге союзного чемпионата. Под руководством Тимура Санжаровича "Шахтер" обыгрывал и днепропетровский "Днепр", и одноклубников из Донецка, и кутаиское "Торпедо". Карагандинский клуб с Сегизбаевым на капитанском мостике демонстрировал хорошую игру.

А в 1973 году Тимур Санжарович возвращается в "Кайрат" теперь уже в качестве наставника. В том сезоне были отменены ничьи и пробивались послематчевые пенальти, и алмаатинцы выступили достаточно успешно. Тогда во всей красе проявил себя голкипер Куралбек Ордабаев, не раз приносивший победы своей команде в серии одиннадцатиметровых. Но при этом не стоит забывать, что в удачные действия голкипера вносил свой вклад и его наставник. Каким образом?

– Споров накануне того сезона по поводу эксперимента с послематчевыми пенальти было много, да что толку, надо было готовиться. Оттачивали на сборах игроки удары с точки, вратари – свое мастерство, а я как тренер во время межсезонья объездил все Черноморское побережье и, как разведчик, записывал в свой блокнот не только сильные и слабые стороны соперников, но и их манеру исполнения одиннадцатиметровых ударов. Следил я и за действиями голкиперов. Всю эту информацию наш тренерский штаб во главе с Фальяном переваривал, анализировал и на установке выдавал подопечным. Подсказывали мы и непосредственно во время серии, и это приносило пользу.

В 1974 года "Кайрат", возглавляемый Артемом Фальяном, покинул высшую лигу, а приехавший спасать алмаатинцев легендарный Всеволод Бобров не смог решить задачу по возвращению казахстанской команды в элиту. Дело партийной важности (а футбол тогда называли именно партийным видом спорта) было доверено двум друзьям – бывшим известным игрокам "Кайрата" Тимуру Сегизбаеву и Станиславу Каминскому. Этот тренерский тандем вывел "Кайрат" в высшую лигу чемпионата СССР, и в 1977 году алмаатинцы под их руководством вошли в восьмерку сильнейших.

Любимый учитель Бердыева

Сердце, отданное футболу, помогает не только грамотно вести тренировочный процесс, руководить игрой во время матчей, находить нужные слова в перерыве и после игры. Футбольное сердце чувствует настоящего мастера, такого же, как ты сам, который беззаветно любит футбол, очарован им и будет служить этой игре преданно и честно. Проницательный читатель, конечно же, понял, что сейчас слово будет предоставлено известному кайратовцу, а ныне главному тренеру "Рубина", чемпиону России и покорителю "Камп Ноу" Курбану Бекиевичу Бердыеву.

В начале материала мы привели несколько предложений из монолога Курбана Бердыева о его наставнике, а сейчас публикуем откровения Курбана Бекиевича полностью:

– Тимуру Санжаровичу я благодарен вообще за то, что состоялся как футболист и как тренер. Я думаю, что приглашение в "Кайрат" из ашхабадского Колхозчи – это прежде всего его инициатива. Помню, как в конце сезона он приехал в Ашхабад, мы долго разговаривали с ним на стадионе, и я почувствовал, что именно он хочет видеть меня в своей команде, а не Станислав Франциевич Каминский, с кем они работали в тандеме. Вообще Санжарыч относится к категории людей, о которых можно говорить только с положительной стороны. И я не заметил, сколько с ним работал, чтобы он повышал голос. Этот человек даже в трудную минуту, в экстремальных ситуациях остается самим собой. Человек, рядом с которым чувствуешь себя как за каменной стеной. В плане порядочности – идеал. Не припомню такого случая, чтобы Санжарыч за спиной кого-то обвинял, ругал, что-то плохое сказал или повел себя неправильно. Я помню приглашение в "Кайрат" в качестве тренера.

В Москве я получал образование в Высшей школе тренеров, и меня пригласили главным в "Кайрат". Получилось так, что моему другу Байсеитову тоже пообещали пост главного тренера. Ясно, что двух главных быть не может, и я собрался уже уезжать и поехал в аэропорт, там меня вычисляет Тимур Санжарыч, подходит и говорит: "Курбан, это нужно "Кайрату". Свои амбиции оставь, приступай к работе". И его слова на меня очень сильно подействовали. То есть человек подчиняет себя только делу. Свои личные качества, когда что-то касалось дела, он оставлял в стороне, дабы "Кайрат" занимал определенные позиции в Союзе. Вообще " Кайрат" для меня ассоциируется в первую очередь с Сегизбаевым. Плохо знаю, как он играл, я не видел, но как тренер – это порядочнейший человек, и многому нам, нынешнему поколению тренеров, надо учиться у таких людей. Прекрасно знаю семью Санжарыча – теплый очаг, где царит атмосфера любви и доверия. Я еще раз повторяю, что не будь приглашения в "Кайрат", неизвестно как бы у меня жизнь сложилась, тем более в советское время это был очень сложный переход из Туркменистана в Казахстан.

Если говорить о таких моментах человеческих, то Санжарыч мог в трудную минуту, когда абсолютно ничего не клеится, найти слова или шутку, которые позволят перестроить весь тренировочный процесс. Помню, бежали кросс в роще Баума вялые, без настроения. И здесь прозвучала его знаменитая шутка: "Первый и последний бегут хорошо, середина отстает". Настроение сразу поменялось. Фраза запомнилась многим и стала классической. Если говорить о Санжарыче просто как о друге, как о старшем товарище, то я хотел бы иметь много таких людей рядом на жизненном пути, чтобы судьба и Аллах свели меня с таким людьми, подобными Санжарычу. И самые теплые воспоминания у меня о работе с ним остались.

Несколько раз команду Санжарыч брал, когда она была в критической ситуации, именно ему доверяли решение сложных вопросов, и он всегда с честью выходил из этих сложных ситуаций. И, конечно, Санжарычу хотелось бы сказать: я всегда его помню и очень благодарен. После того как я закончил в футбол играть и приезжал в Казахстан, в Алматы или он приезжал в Тараз, мы встречались, и всегда у нас были теплые искренние встречи. Я всегда удивлялся его удивительной ауре, он умеет эту ауру отдавать другим.

У человека нет врагов, этому надо научиться – быть самим собой в сложной ситуации, находить подход к людям. Это дано немногим. У Санжарычу я многому научился. Знаю, что 12 мая у него день рождения, поэтому хочу сказать, что я люблю его и уважаю очень сильно.

Сегодня работаю главным тренером, приглашаю того или иного игрока, изменяю его судьбу, жизненный путь. Вот так же и Санжарыч изменил мой жизненный путь, и слава Аллаху, если я как футболист и как тренер чего-то добился, то благодаря тому, что именно тогда, в начале жизненного пути, именно он направил меня в эту сторону. И ему, и его семье желаю прежде всего здоровья, веры, терпения и стойкости.

Санжарыч – футбольное сердце

Особое место в тренерской карьере Тимура Сегизбаева занимает трехлетняя командировка в Народно-Демократическую Республику Йемен. Этот политический союзник СССР тогда только начал развивать футбол и с воодушевлением воспринял приезд советского специалиста. Показательно, как Сегизбаев вообще оказался в Йемене. В Федерации футбола СССР держали на заметке всех своих тренеров, и, когда Тимур Санжарович получил известие, что его планируют отправить на юг Аравийского полуострова, он просто не мог ослушаться. А в Москве его кандидатура даже не обсуждалась. Авторитетного казахстанского игрока и тренера знали, ценили, уважали и в Белокаменной.

В Йемене Сегизбаев курировал весь футбол: руководил каждой национальной сборной. Себе в заслугу Тимур Санжарович ставит то, что не только поднял местный футбол, но и оставил после себя единственное в регионе поле с натуральным травяным покрытием. До приезда советского тренера арабы даже не думали укладывать у себя футбольный газон, это казалось нереальным в данном климате. Но Сегизбаев, поливая водой из шланга свой дворик, однажды заметил, что на том месте, куда льется вода, начала расти трава… Новый стадион принимал сам президент ФИФА Жоао Авеланж, который после этого позволил сборной Йемена играть в отборочных матчах чемпионата мира. Когда командировка Сегизбаева закончилась, йеменцы долго не хотели его отпускать.

По возвращении домой Тимура Санжаровича попросили возглавить родную для него команду в разгар сезона, в трудный момент.

Сегизбаев творит историю с новым поколением кайратовцев: Евстафием Пехлеваниди, Вахидом Масудовым, Курбаном Бердыевым, Евгением Яровенко, Фанасом Салимовым. В высшей лиге чемпионата СССР в 1986 г. алма-атинская команда занимает 7-е место. Надо отметить, что этот успех, по мнению Тимура Санжаровича, по праву разделяет и его предшественник, тоже легендарный кайратовец Леонид Остроушко. Это лучший результат за всю историю выступлений "Кайрата" в высшей лиге чемпионатов СССР.

Вспоминают кайратовцы

Евстафий Пехлеваниди:

На моем веку было немало тренеров. Есть такие, кого нет особого желания видеть, а есть те, с которыми даже после отъезда за границу хочется общаться и делиться сокровенным. Тимур Санжарович Сегизбаев – из числа таковых. Это имя в казахстанском футболе. И я горд и счастлив, что ему вместе с нами удалось войти в историю и завоевать в 1986 году самое высокое место в истории "Кайрата". Помню его воспитательные беседы со мной, наши споры, установки, разборы игр, радостные эмоции после побед. Но самая незабываемая картина – слезы счастья на глазах, после того как мы завоевали седьмое место. О нем не зря говорят : "Футбольное сердце и душа-человек".

Евгений Яровенко:

Это действительно легенда казахстанского футбола – как футболист в 60-х легендарного "Кайрата" и как тренер 70-х и 80-х годов. Все яркие страницы казахстанского футбола связаны с этим человеком. Он принял команду в середине сезона 1986 году, и нам с ним очень комфортно работалось. Преданный футболу человек высочайшей культуры наставник интеллигент. 1986 год знаменателен тем, что мы вместе с Санжарычем заняли 7-е место. Для меня этот год знаменателен еще и тем, что именно Сегизбаев во время моей свадьбы зачитал радостное сообщение о том, что меня приглашают в олимпийскую сборную СССР. Для меня это было самым дорогим подарком. При Сегизбаеве команда преобразилась, с нас словно оковы сняли. Имея хороший подбор футболистов, мы могли положить на лопатки любого соперника. Вспомните, средняя линия, одна из лучших в Союзе: Масудов, Ледовских, Салимов, Волгин, Огай. В нападении наш голеадор Евстафий Пехлеваниди, и оборону цементировали вместе со мной страж ворот Александр Убыкин, Юсуп Шадиев, Боря Джуманов.

С приходом Сегизбаева диапазон моих действий расширился. Он давал свободу творчеству на поле, учил не бояться импровизации, за допущенные ошибки не казнил, а тщательно анализировал игру, чтобы впредь оплошности не повторять. И 1987 годустал лучшим в моей футбольной карьере. Я забил порядка 7 мячей в чемпионате СССР, стабильно играл за олимпийскую сборную, и Валерий Васильевич Лобановский привлекал меня за национальную. В ее составе я провел 4 игры.
Вспоминаю один момент, накануне игры в Донецке его скрутил радикулит. И, несмотря на страшную боль, он морщась от боли провел предматчевую установку, настроил нас как надо, и мы отпластались достойно. Мы играли и за команду, и за тренера. И всегда восхищались им. К ценным тренерским качествам мы относили его открытость, доступность и умение говорить по душам. И не скрою, что для своей тренерской работы я много почерпнул у него, из его философии футбола.
Крепкого здоровья, бодрости духа, активного футбольного и творческого долголетия, он своими советами может принести большую пользу казахстанскому футболу. Много его воспитанников, работающих в Казахстане, да и в других странах, многое взяли от него, и мне приятно, что в моей футбольной биографии есть такой тренер. Он максималист и оптимист по жизни. А если говорить футбольным языком, то за цифрами 6 и 9 следует юбилейная 70. Пусть, Санжарыч, во всех делах будет 7:0 в твою пользу.

Вахид Масудов:

В детстве он был кумиром. Его имя, как и Квочкина, было на слуху. Что ни говори, а Тимур Санжарович – первый казах, заигравший на солидном уровне в элите советского футбола.

Честный, отзывчивый, добропорядочный профессионал не смог стать тираном и деспотом. Мат, угрозы, штрафы – это не его метода. Испытав на себе все тяготы футбольной жизни игроком, он делал поблажки. Старики рассказывали, как он мог на сборах занять деньги в день отдыха, а игроки, расслабившись по полной спиртным, оправдывались, мол, Санжарыч подкинул деньжат на восстановительные мероприятия.

А во время зарубежного турне на приеме у принца Лаоса после приличного банкета Владимир Кисляков, презрев все нормы дипломатии, начал собирать бутылки пива со стола. Остановил его возмущенный взгляд Санжарыча. И все-таки Кисляк унес пакет с пивом в номер. А обезоружила тренера просьба его подопечного: "Это на утро, Санжарыч, чтобы к следующей игре команда лучше подготовилась". (Смеется.)

Он нас хорошо понимал, и мы готовы были тоже играть за него. Помню, в июле 1987-го угорели "Нефтчи" 0:6, и сразу пошли разговоры и публикации в прессе, что игру сдали. Мы и с журналистами встречались, на эту тему серьезно разговаривали, а потом игрой доказали, выдав яркую победную серию. Ему бы с нами чуть построже, тогда бы мы еще больших высот добились…

Тренерская доля незавидная. Как быстро их могут назначить, так же неожиданно быстро могут и снять.

Свою отставку, как и любой наставник, Санжарыч переживал тяжело. Но это футбол, и, по мнению многих, его на капитанском мостике подвели мягкость, излишняя доверчивость и слишком уважительное отношение к своим подопечным. Санжарыча не боялись, что позволило отдельным кайратовцам снизить требовательность к себе, и началось скольжение под уклон. Но даже в той ситуации за своего тренера игроки были готовы идти и в огонь, и в воду.

Слезы счастья на конгрессе ФИФА

Став главой Футбольной ассоциации уже независимой Республики Казахстан, Тимур Сегизбаев проделал весь карьерный путь: игрок – тренер – руководитель. Когда ФИФА принимала Казахстан своим полноправным членом и Сегизбаеву выпала честь вручить флаг нашей Родины президенту ФИФА Жоао Авеланжу в Чикаго на 49-м конгрессе Всемирной футбольной федерации, Санжарыч не мог сдержать слез. В этом, наверное, есть что-то символическое: олицетворение казахстанского футбола вводит страну в мировое футбольное сообщество. Историческое событие требовало присутствия масштабной личности. И еще один штрих к той памятной картине: Флаг суверенного Казахстана на том конгрессе ФИФА гордо держал в руках наш легендарный игрок и тренер, родившийся в Семипалатинске, на родине казахстанского футбола.

Президент ФИФА Йозеф Блаттер хорошо помнит этот исторический момент и о бывшем руководителе казахстанского футбола отзывается с уважением и теплотой:

– Тимур Сегизбаев – мой дорогой друг… Шлю ему свои добрые поздравления и пожелания. Я сохранил самые хорошие воспоминания с Конгресса ФИФА в 1994 году в Чикаго, где вы были приняты постоянными членами в семью ФИФА. Всего наилучшего тебе и всему казахстанскому футболу!

Первый вице-президент РФС, заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, Никита Павлович Симонян также по-доброму отозвался о нашем футбольном ветеране:

– Я питаю к Тимуру очень глубокое уважение и как к игроку, и как к тренеру, и как к человеку, который очень много сделал для своей республики, и желаю ему только одного – чтобы всегда был в строю, с нами.

Как футболист он был настоящим бойцом и играл с полной отдачей, не было ни одного матча, чтобы он вышел расслабленным и не отдавался игре. Он всегда вел за собой команду. А то, что он забил два мяча в ворота "Спартака" в 1964 году… Молодец. Еще раз хочу пожелать не только от себя, но и от всех ветеранов моего поколения, которые играли против него и с ним, которые знают его, – крепкого здоровья.

Идеи казахстанцев – на сайтах УЕФА и ФИФА

На посту главы казахстанского футбола Санжарыч загружен по полной программе. После развала СССР он предпринимает попытки создать Среднеазиатскую лигу, решает организационные вопросы по проведению национального чемпионата и формированию сборных команд. И, как и подобает настоящему полководцу, он всегда на передовой – и во время соревнований казахстанской дружины, и в решении важных проблем. Несмотря на занимаемый высокий пост и напряженную работу, Тимур Санжарович по-прежнему прост, сердечен и доступен.

Автору этих строк довелось поиграть и в командах мастеров в чемпионатах СССР, и в национальном первенстве суверенного Казахстана, и в любительских клубах. Через призму приобретенного опыта в начале 90-х годов прошлого столетия зародилась идея, направленная на повышение зрелищности футбола. Суть идеи – собрать оригинальные футбольные финты, приемы в единый банк данных ФИФА, а затем распространять их с помощью видеокассет и дисков. Идея эта пришла ему в голову, после того как он сам лично разработал эффектный оригинальный финт, который сможет украсить игру любого футболиста. Кстати, до сих пор. Так вот, продвижению этой идеи способствовал Тимур Санжарович Сегизбаев. Санжарыч живо заинтересовался этим проектом и по моей просьбе передал в штаб-квартиры УЕФА и ФИФА письма о том, как обогатить футбол, а также авторские учебные пособия – видеокассеты с оригинальными трюками и финтами. Идея была признана и одобрена и Европейским футбольным союзом, и Всемирной футбольной федерацией. И сейчас на сайтах этих футбольных организаций можно получать уроки мастерства по системе, предложенной еще в 90-х годах прошлого столетия казахстанцами. Интересно, а при других руководителях смог бы простой журналист получить аудиенцию, вручить посылочку для Блаттера и быть уверенным, что она дойдет до адресата?

Подарок от друзей-соперников

О противостоянии "Кайрата" и "Пахтакора" до сих пор ходят легенды. Так что история, послужившая основой для футбольного анекдота, может относиться и к разряду былинных. Тем более что рассказали ее горячие шымкентские болельщики – свидетели пахтакоро-кайратовских баталий.

В 60-х годах в рядах "Пахтакора" блистал Хамид Рахматуллаев, а в "Кайрате" – Тимур Сегизбаев. В пятницу, накануне поездки в Ташкент на матч непримиримых соперников, дружившие с детства земляки узбек и казах зашли в чимкентскую мечеть. Во время молитвы узбек, соблюдая положенный ритуал, начал произносить слова: "Ассалам алейкум, Рахматулла…" Казах, находившийся рядом и переживавший за предстоящую встречу, решил, что его друг молится за удачу в матче и упоминает футболиста Рахматуллаева, начал голосить на всю мечеть: "Ассалам алейкум, Сегизбаев! Ассалам алейкум, Сегизбаев!!!"

Да, действительно это были игроки, пользовавшиеся всенародной любовью и на которых молились. Сам Тимур Санжарович с уважением относился и относится к друзьям-соперникам из братской республики.

– Разговоры про вражду "Кайрата" и "Пахтакора" – надуманное злопыхательство, рассказывает Санжарыч. – Мы никогда не были врагами, только соперниками. Мы всегда с доброжелательностью и уважением относились друг к другу. Во время матчей между "Кайратом" и "Пахтакором" игровые возможности команд часто не имели значения. Все зависело от эмоционального настроя, у кого в день игры он был сильнее, то и побеждал. Да, матчи между нами были принципиальными, но вне поля мы были друзьями. Когда я бываю в Ташкенте, меня называют "Тимур-ака". Так же уважают в Казахстане Берадора Абдураимова. Мы с ним вообще – игроки похожей судьбы.

Сам Берадор Абдураимов дружит с Тимуром Сегизбаевым больше 50 лет:

С Тимуром Санжаровичем мы познакомились в 1958 году в Тбилиси, и с тех пор у нас с ним завязались дружеские отношения. Больше 10 лет потом мы играли и в Москве на Спартакиаде, и в играх чемпионата СССР, он – за "Кайрат", я – за "Пахтакор". На поле были противниками, а в жизни друзьями. И после футбольной карьеры дружба сохранилась, мы приезжали на его юбилей и играли с кайратовцами в Алматы. Они приехали на матч, посвященный моему юбилею в Ташкент. Пусть он будет энергичным, как во время наших международных матчей в годы молодости.

Накануне 12 мая нашего именинника с наступающим днем рождения решила поздравить вся легендарная пахтакоровская гвардия. Собравшись в кафе, Берадор Абдураимов, Нариман Джалалов, Виталий Суюнов, Вильгельм Каххаров, Сергей Арутюнов, Вячеслав Солохо, Манноп Якубов, Тулягян Исаков и другие ветераны выпили за здоровье Тимура-ака и свои воспоминания, добрые пожелания и, конечно же, тосты записали на видео и переслали диск в Алматы. Санжарыч оценил оригинальный подарок от друзей-соперников. Вот фрагменты поздравлений с презентованного диска.

Вильгельм Каххаров, мастер спорта:

– На поле мы были противниками, а в жизни друзья. Тактичный, интеллигентный, очень порядочный и всегда компанейский, на каком бы уровне он ни находился – и в ранге молодого игрока, и первым руководителем казахстанского футбола. Здоровья, долгих лет жизни, чтобы ты всегда был таким красивым, как в молодости.

Виталий Суюнов, ветеран, мастер спорта:

 – С Тимуром Сегизбаевым мы провели очень много встреч. Часто на поле противостояли друг другу. Что его отличало в игре? Он был универсальным игроком, который мог, когда надо, обороняться, когда требовала ситуация, выйти на переднюю линию и забить мяч в ворота. Причем он настолько влюблен в футбол, относился к игре как к искусству что с ним невозможно грубо сыграть. Футбольный интеллигент. Я горжусь тем, что мне пришлось соперничать с таким знаменитым футболистом. Здоровья и удачи во всех добрых делах. Спасибо, тебе, Тимур.

Вячеслав Солохо:

Две команды "Пахтакор" и "Кайрат". Друзья-соперники и Тимур Сегизбаев – капитан "Кайрата", а у нас Хамид Рахматуллаев – капитан "Пахтакора". Это два человека, которые олицетворяли футбол – казахтанский и узбекский. И Тимур Санжарович как игрок проявил себя в те годы, когда в Ташкенте играли такие знаменитые футболисты, как Красницкий, Абдураимов, Кадыров, Стадник и другие. Я его запомнил, потому что против него пришлось несколько раз играть. На поле он – лидер, капитан команды, личность. И знаю его как хорошего наставника. В 1976 году мне повезло, я играл под его руководством, и тогда "Кайрат" выполнил задачу и вернул себе место в элите советского футбола. И как руководитель казахстанского футбола он тоже в порядке. Здоровья, долголетия, счастья и чтобы он и дальше приносил пользу казахстанскому футболу. Здесь у него в Узбекистане очень много друзей.

Манноп Якубов:

 – Тимура знаю с 1958 года. Встречались с ним часто на футбольной орбите Союза. Это очень замечательный футболист. Все помнят его знаменитые голы, после которых "Кайрат" стали называть "Тимур и его команда". Были такие матчи, когда мне приходилось играть центрального защитника, а ему центрального нападающего. Сражались, бились, но по-рыцарски, без грязи и подлости. Пересекались мы с ним не только на зеленых газонах, но и в жизни часто, семью его хорошо знаю.

Нариман Джалалов, председатель Совета ветеранов по футболу Республики Узбекистан:

 – Мы Тимура Санжаровича хорошо знаем, играли, дружили, работали, поднимали футбол, флаги своих республик. У нас в Узбекистане вы знаете лучшим игроком века признан Геннадий Красницкий. Я считаю, и вы, наверное, поддержите меня, что в Казахстане мы считаем лучшим игроком XX века Тимура Санжаровича Сегизбаева. Сегодня многие выступали, пожелали крепкого здоровья, счастья и успехов. Я от имени Совета ветеранов и всех, кто здесь находится, друзей, товарищей поздравляю Тимура-ака. Дай Бог ему здоровья, долгих лет жизни на благо казахского футбола.

Человек с большой буквы

Сегизбаева в Узбекистане помнят и уважают и как игрока, и как тренера, и как руководителя казахстанского футбола, и просто как человека. Человека с большой буквы, с пламенным щедрым сердцем и доброй душой. Все знают о страшной гибели команды "Пахтакор" в небе над Днепродзержинском. К 30-летию трагической даты по инициативе спортивных журналистов бывшего Союза и вдовы известного пахтакоровца Идгая Тазетдинова Аллы Сергеевны Шулепиной-Тазетдиновой была организована акция по увековечению памяти команды "Пахтакор-79" в украинском селе Куриловка.

4 августа 2009 года в этом селе был открыт мемориал, возведенный силами тех команд и людей, для кого понятие футбольное братство – не просто слова. Поэтому на гранитно-мраморной композиции, где увековечены имена и фамилии погибших пахтакоровцев, бросаются в глаза и задевают за живое не только устремившийся ввысь журавль и катящийся футбольный мяч, но и высеченная надпись: "Мастерам высшей лиги футбольной команды "Пахтакор, трагически погибшей 11 августа 1979 года, от футбольного клуба "Пахтакор" и футбольного братства Казахстана, команд бывшего СССР, от тех, кто Вас любит и помнит".

Мало кто знает, что Тимур Сегизбаев был одним из тех, кто в самый критический момент поддержал этот проект, и поклонники легендарного кайратовца перечислили деньги, чтобы монумент был построен к намеченному сроку.

Председатель Совета ветеранов ФК "Пахтакор" Алла Сергеевна Шулепина-Тазетдинова о Тимуре говорит только в восторженных тонах:

– Многомиллионная армия футболистов и болельщиков твоего поколения помнит яркую, искусную, красивую игру Сегизбаева, когда ты вел за собой всю команду. А вдовы погибших футболистов "Пахтакора-79" уважают и любят тебя за то, что ты приезжал на все турниры памяти и находил для нас нужные и душевные слова. Спасибо тебе огромное за то, что ты оказал помощь при строительстве памятника в Куриловке на месте гибели наших ребят.

Великие зла не держат, а убивают…

В этом мире нам суждено испытывать не только радостные эмоции. Особенно в лихие 90-е, когда в погоне за властью и прибылью забывались такие понятия, как порядочность, уважение, честь. Самым большим потрясением в жизни Тимура Сегизбаева стало снятие его с должности президента Футбольной ассоциации Республики Казахстан. Один из помощников Сегизбаева и его окружение, находясь в сговоре, созвали внеочередную конференцию этой организации, заранее "обработав" делегатов от регионов, и совершили футбольный переворот. Тимур Санжарович остался в обойме, но не на ведущей позиции.

Подковерные интриги, скандалы, сплетни – это удел слабых, завистливых и обиженных судьбой.

А великий не держит зла, не таит обид, он просто… убивает. Да, убивает своим благородством.

– К таким моментам я всегда относился просто. Никогда по этому поводу не жаловался, как говорится "бари-бир". Но что изменилось с того, что вместо меня президентом федерации стал другой человек? Наш футбол стал прогрессировать семимильными шагами? Да нет же. Потом мне без моего же согласия дали "подачку" – пост вице-президента. Затем сделали генеральным секретарем с сохранением заработной платы. Это все в принципе неважно. Важно, чтобы футбол наш рос. Я ни на кого не обижаюсь. Даже на того человека, который меня "задвинул". Глупец тот, кто сделал мне плохо, а не я. Я хочу быть тем, кто я есть – добропорядочным, честным до конца.

Поработав непродолжительное время в Футбольном союзе Казахстана при Рахате Алиеве, Тимур Сегизбаев окончательно отстранился от активной деятельности. Если раньше ветеран казахстанского футбола еще появлялся на поле и посещал матчи, то в последние годы он больше времени проводит с семьей и ветеранской командой "Женис".

Но он всегда в курсе всех дел. Друзья и воспитанники его не забывают. Звонят, интересуются здоровьем, поздравляют с праздниками.

– Вот недавно звонил наш олимпийский чемпион Женька Яровенко, – с гордостью рассказывает мой собеседник. – С Наурызом поздравлял. Вспоминал, как на свадьбе в 1986 году я его благословил на футбольные подвиги в олимпийской сборной СССР. Я тогда ему подарок оригинальный преподнес – вызов в олимпийскую сборную Союза. Благодарил меня и всю нашу команду. Обещал сюрприз на день рождения. Жду…

Как всегда, не оставляют в покое журналисты: читателям и телезрителям спортивных СМИ интересно узнать мнение аксакала казахстанского футбола по самым злободневным проблемам и вопросам. Часто приглашают Тимура Санжаровича на турниры, где мальчишки сражаются за награды, носящие его имя. И кто знает, может, среди этих пацанов, кто сегодня играет в соревнованиях на призы Сегизбаева, финтит и поражает ворота противников, уже есть будущая звезда, которой предначертано судьбой прославить наш футбол, наш Флаг, нашу Родину, как это сделал легендарный кайратовец Тимур Сегизбаев.

Богачи Сегизбаевы

Сегизбаев за годы в футболе значительных средств не скопил и считает, что богат не тот, у кого много денег, а тот, у кого много друзей, кто имеет теплый семейный очаг и получает удовлетворение от жизни. И он счастлив, потому что служил и продолжает служить футболу, как верный солдат родной стране.

Зная о том, как обогатились на щедрой бесконтрольной, госбюджетной футбольной ниве и игроки, и тренеры, и судьи, и чиновники, и околофутбольные дельцы, поражаешься несправедливости. Неужели человек, отдавший все силы, здоровье и сердце любимой игре, не достоин отдельной новой квартиры?! Да стоит ФФК только бросить клич по акиматам и клубам… Не сомневаюсь, что найдутся те, кто помнит легендарного футболиста, защищавшего честь республики. Но никто с такой инициативой не выступает. Видно, это никому не нужно. И ютится наш заслуженный футболист и тренер в небольшой квартире со своими дочками и внуками.

Но на судьбу Сегизбаевы не жалуются: жена Клара, как настоящая спутница жизни, всегда поддерживала и поддерживает мужа во всех ситуациях. Супруге тяжело было и в игровую молодость Тимура Санжаровича, когда он не спал ночами после тяжелых матчей и им приходилось делить вместе радость побед и горечь поражений. Нелегко было и потом, когда Сегизбаев испытывал удары судьбы. Но она все вытерпела. У них три дочери, два внука и две внучки.

– Богатство для нас – наша дружная спортивная семья, – рассказывает Клара. – Со дня первого знакомства на вечере в физкультурном институте и по сей день мы друг для друга надежная опора. Его настроение чувствую даже по интонации голоса, стараюсь следить за ним, ухаживать, на что он постоянно обижается. Но мне кажется, что любящая жена создана для того, чтобы всю жизнь оберегать, лелеять и создавать комфорт своему самому дорогому человеку. Отдельное спасибо надо сказать и верным друзьям. Когда у нас возникают проблемы, они всегда рядом. Вот Миша Гурман не забывает. И звонит, и помощь в трудные минуты оказывает. Мы счастливая пара, потому что любим друг друга и нас окружают надежные друзья.

Самое важное – признание футбольного братства

Бывший капитан и тренер "Кайрата", руководитель всего футбола страны прекрасно знает, какие у нашего футбола проблемы. Однако его, как и многих, не слышат.

– Страшно смотреть, что сейчас творится с нашим футболом! Сколько в данное время ходит народу на "Кайрат"? Тысяча? Две тысячи? У нас не развита футбольная инфраструктура. У клубов она никакая. В детском футболе ситуация еще хуже. Нет системы. Пока четко не работает принцип: районная инфраструктура – областная – республиканская, ни о каком развитии футбола не может быть и речи. Тем более заявлять о каких-то задачах для национальной сборной…

Тимуру Сегизбаеву в его жизни достаточно воздавали по заслугам: и когда он с другими кайратовцами в 1963-м вышел в полуфинал Кубка СССР, получив звание "Мастер спорта", и когда десять лет спустя ему присвоили "Заслуженного тренера". В 1998-м, в год столетия российского футбола, он получил поздравительную телеграмму от Бориса Ельцина, признававшего его вклад в развитие футбола России. А на 60-летний юбилей ему торжественно вручили благодарственное письмо от Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Он один из немногих футболистов, кто удостоился чести быть внесенным в Золотую книгу Казахстана, его имя носит современный спортивно-оздоровительный комплекс в живописном месте в предгорьях Заилийского Алатау. Однако самое важное признание для Тимура Сегизбаева – это уважение всего футбольного братства.

К футбольному братству мы по праву относим и многочисленных поклонников народной команды, простых болельщиков, битком заполнявших любимый Центральный стадион и, как один, скандировавших: "Тимур! Тимур! Тимур!", и более молодых приверженцев "Кайрата", узнающих легендарного футбольного аксакала на улицах родного города и обращающихся с просьбой подарить автограф.

Прощай, Санжарыч! Вся страна скорбит. С тобой уходит целая эпоха. Ты был рыцарем футбола, человеком, который жил футболом и служил ему всю свою жизнь... Искренние соболезнования от всех людей всем родным и близким Тимура Санжаровича Сегизбаева...

 

12.05.2019       160    0    Добавить в личный кабинет

Автор: Гений ТУЛЕГЕНОВ   Источник: http://легенда, казахстанский футбол, тимур сегизбаев, сердце, футбол, фк кайрат, день рождения   Рубрика: Персона   Категория: Казахстанские   Тематика: Футбол


Теги: легенда, казахстанский футбол, Тимур Сегизбаев, сердце, футбол, ФК Кайрат, день рождения


Вернуться к списку материалов


   


comments powered by Disqus

Материалы по теме

21.05.2019

Информация о первых матчах полуфинала Кубка...

Представляем вашему вниманию информационные...

 
21.05.2019

Три игрока КПЛ попали в расширенный список...

Главный тренер сборной Беларуси Игорь Криушенко...

 
21.05.2019

Уже стоит миллионы, или насколько подорожал игрок...

Он стал лучшим бомбардиром клуба

 
21.05.2019

Экс-тренер «Челси» и «Ливерпуля» возглавил...

Сборная Шотландии назначила главным тренером...

 
21.05.2019

От 30 до 945 евро: Стала известна цена билетов на...

Подавать заявки на билеты на чемпионат Европы...

 
Все материалы
Подписка на новости
Май
2019
  
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
 
  • Казахстан. Премьер-лига

    (09.03.2019 - 15.11.2018)

  • Астана - Шахтер1:2
  • Кайрат - Иртыш2:1
  • Ордабасы - Тараз3:0
  • Жетысу - Актобе1:1
  • Тобол - Атырау3:0
  • Окжетпес - Кайсар1:2
  • Иртыш - Астана0:4
  • Актобе - Окжетпес0:2
  • Атырау - Кайрат2:1
  • Кайсар - Тобол5:1
  • Шахтер - Жетысу2:0
  • Иртыш - Ордабасы0:2
  • Тараз - Астана2:0
  • Актобе - Кайсар1:3
  • Астана - Иртыш0:1
  • Кайрат - Тобол0:1
  • Ордабасы - Атырау1:1
  • Жетысу - Тараз1:0
  • Окжетпес - Шахтер2:2
  • Иртыш - Жетысу0:3
  • Атырау - Астана0:3
  • Кайсар - Кайрат2:1
  • Тобол - Ордабасы1:1
  • Тараз - Окжетпес2:6
  • Шахтер - Актобе3:0
  • Астана - Тобол2:1
  • Актобе - Тараз2:3
  • Шахтер - Кайсар0:1
  • Жетысу - Атырау0:0
  • Ордабасы - Кайрат0:0
  • Окжетпес - Иртыш1:0
  • Кайрат - Атырау2:0
  • Тобол - Жетысу0:0
  • Кайсар - Ордабасы0:0
  • Тараз - Шахтер1:2
  • Атырау - Окжетпес1:2
  • Иртыш - Актобе0:1
  • Кайрат - Астана0:1
  • Астана - Ордабасы2:1
  • Жетысу - Кайрат3:0
  • Тараз - Кайсар1:2
  • Шахтер - Иртыш4:0
  • Окжетпес - Тобол1:2
  • Актобе - Атырау2:0
  • Атырау - Шахтер0:0
  • Кайсар - Астана0:0
  • Кайрат - Окжетпес4:1
  • Ордабасы - Жетысу1:0
  • Тобол - Актобе2:1
  • Иртыш - Тараз2:0
  • Окжетпес - Ордабасы0:0
  • Шахтер - Тобол0:1
  • Актобе - Кайрат1:3
  • Жетысу - Астана0:2
  • Тараз - Атырау2:0
  • Иртыш - Кайсар0:1
  • Астана - Окжетпес2:1
  • Кайрат - Шахтер2:1
  • Тобол - Тараз4:1
  • Кайсар - Жетысу0:1
  • Ордабасы - Актобе1:0
  • Атырау - Иртыш1:3
  • Астана - Актобе4:1
  • Кайсар - Атырау0:1
  • Кайрат - Тараз2:0
  • Тобол - Иртыш3:0
  • Ордабасы - Шахтер3:0
  • Жетысу - Окжетпес5:1