Ольга Рыпакова с детства употребляет «допинг» и мечтает об особом памятнике




 

 

 

 

Лучшей спортсменкой года, как и следовало этого ожидать, стала олимпийская чемпионка в тройном прыжке Ольга Рыпакова. Награждение «лучшей» мы также провели в «лучшем» лаунж-баре «Вельвет». Пришла наша королева в сопровождении супруга и тренера Дениса Рыпакова. Приз вручил руководитель портала Sportinfo.kz Ренат Тогусов, а затем после фотосессии на память и раздачи автографов мы за чашкой чая тепло пообщались с олимпийской красивой парой Рыпаковых.

О Лондонской Олимпиаде 

– Поздравляем вас с уверенной победой и желаем в дальнейшем не сдавать лидирующие позиции.
– Спасибо, мне очень приятно за повышенное внимание, полученные кубки, награды, сувениры. Здесь так красиво, уютно и собеседники интересные.

– К Олимпийским играм подошли на пике формы?
– Это совсем не оптимальная моя форма, были свои сложности, трудности, травму перед Олимпиадой получила серьезную. Из того, что можно было выжать, выжали. Я недовольна результатом, местом да, то, к чему стремились, получили, но в планах было прыгнуть за пятнадцать метров. Чувствовала, что могу, но не получилось, прыжки были, но с заступом, видимо, это судьба – выиграть с результатом 14,98, и ветер нам мешал, и травмы были, и заступы при хороших прыжках.

 

 

– Психологическое напряжение Олимпиады действительно ни с чем не сравнить? Как далась победа?
– Это на самом деле очень сложно. Не то что Казахстан, но и вся Азия в легкой атлетике слабовата относительно Европы и Америки. Да, конечно, это важнейшие соревнования четырехлетия, но главное – спокойствие, когда долго нет опыта крупных соревнований, тогда сложнее предстартовая лихорадка. Бывало раньше, просыпаешься среди ночи, боясь проспать начало соревнований, а сейчас уже спокойнее настраиваешься, и все – вперед.

– Как настраиваетесь перед прыжком?
– Непосредственно перед прыжком я стараюсь оградить себя от лишних шумов, ухожу в себя. Прокручиваю в голове, что я должна сделать по технике прыжка. Настраиваюсь психологически, не давлю себя результатом.

– О чем думали перед последним прыжком?
– Когда была последняя попытка, я уже была победительницей. Я просто хотела прыгнуть, порадовать зрителей и при возможности показать более лучший результат. Но все равно уже расслабилась, знала, что золотая медаль у нас, и как-то не пошло, не улетела за 15 метров, видимо, не было достойной мотивации.

 

Настоящий боец всегда спокойный

 

– Вы производите впечатление очень спокойного человека, так ли это на самом деле?
– На самом деле я спокойный человек по жизни, а на соревнованиях от этого спокойствия ничего не остается. Но настоящий боец всегда спокойный, я по характеру такая.

– Бывает такое, что бы хотели закрыться от всех, как Елена Исинбаева?
– Бывает и такое, шум трибун, внимание телевизионщиков на самом деле очень мешают. Проще настроиться, когда накидываешь плед, полотенце или кепку натягиваешь. Это что-то вроде защиты.

– Допускаете форс-мажорные ситуации?
– Да конечно, без них никак. Не отрабатываю заранее действия, делаю это в процессе соревнований. Подходишь к тренеру и спрашиваешь, что как делать, и решаем эту проблему вместе.

 

 

Если у тебя есть хоть одна попытка, ты еще не проиграл

– Когда стали лидером зачета, уже считали себя победительницей?
– Нет, я не допускаю никаких эмоций, потому что они сильно мешают, либо расслабляешься, либо наоборот, перенервничав, перегораешь. Тут ты радуешься. что первый, и тут соперница перепрыгивает твой результат. Поэтому как совершила прыжок, подходишь к тренеру, он говорит "молодец" и дальше настраивает на следующий прыжок.

– Интересно будет услышать мнение по этому поводу вашего тренера Дениса.

Денис Рыпаков: – Пока соревнования не закончились, радоваться нельзя, сколько замечал: вот глаза горят, видишь себя уже на пьедестале, и бац – тебя тут же жестоко наказывают. Если осталась даже последняя шестая попытка, нельзя ее не считать. Кажется, был восьмой – и тут первый. Одно из правил – если у тебя есть хоть одна попытка, ты еще не проиграл.

– Вы предполагали, что 14,98 станет выигрышным прыжком?
О.Р.:
 – Нет, я думала, что с результатами за пятнадцать метров будет вся тройка призеров. Это очень сложные соревнования.

Наконец-то все закончилось

– Ваши ощущения, когда вам надевали медаль и играл гимн Казахстана?
– Гордость за страну и чувство облегчения, что наконец-то все закончилось, как будто гора с плеч. Потом приходит осознание, что выиграла соревнования. А со временем уже понимаешь, что выиграла не просто соревнования, а Олимпийские игры!

 

 

– Ваш папа сильно волновался?
– Спортсмены всегда чувствуют волнение тренера. Поэтому одна из задач тренера – скрыть это волнение, убрать его полностью, чтобы оно не передалось спортсмену. Волновался сильно, после каждой попытки убегал покурить, за соревнования, наверное, пачки две точно скурил. Ему тяжело было с этим справиться, хорошо, что в нашей команде есть Денис, он у нас как стабилизатор напряжения. Постоянно сидит на позитиве, и видом, и репликами, и мимикой показывает, что все хорошо.

– Денис, а вы мысленно ее подталкиваете во время прыжка?
Д.Р.: – Нет, спокойно, без эмоций смотрю, нельзя напрягаться. Я слежу за прыжком, за техникой исполнения, чтобы потом дать дальнейшие указания.

– Как вы отметили победу?
– Мы даже не спали после соревнований, сразу же закинули сумки – и в аэропорт, отметили дома. И шампанское чисто символически в аэропорту выпили, когда нас встречал наш аким ВКО Бердыбек Сапарбаев.

Выигрывает тот, кому больше симпатизируют

– В одном из интервью аким ВКО Бердыбек Сапарбаев после беседы с вами сказал, что Ольга Рыпакова обязательно завоюет одну из медалей Лондонской Олимпиады. На чем основывалась его уверенность?
О.Р.: – Это у него надо, наверное, спросить. Может, он просто сильно хотел этого от нас, от спортсменов, есть такое, что когда чем больше людей верят в тебя и наедются, то у тебя все получится, может, это и сыграло свою положительную роль.

Даже на стадионе есть своя аура в секторе тройного прыжка, большинство болельщиков все равно болеет за кого-то, а есть такие, которые не их твоей страны, но все же болеют за тебя, нравишься ты ему чем-то. А есть такие спортсмены, которые очень сильные, но они не могут завоевать медаль, так как трибуны его не поддерживают. И выигрывает тот, кому больше симпатизируют.

 

 

– Это научно доказано?
– Это из наблюдений, собственных заметок.

– Вопрос к тренеру. Откуда у вас такой опыт работы, что вы в столь раннем для наставника возрасте взрастили олимпийскую чемпионку?
Д.Р.: – Закончил академию спорта и туризма, сам дополнительно обучался, испытал все это на своем примере. На уровне высших спортивных достижений секретами и методиками никто не делится, это свои наработки, интуиция. Подводишь весь тренировочный процесс к каждому человеку, и каждой ситуации свой подход. Где-то добавить нагрузку, где-то убавить, такого нет, что в учебнике написано, так все и делаешь. Может погода поменяться, ветер, причем это ежедневный труд, требующий определенных знаний.

Одаренность и хороший тренер

– Какие качества важны в тройном прыжке?
О.Р.:
 – Когда еще была молодым спортсменом, тренировалась у Татьяны Назаровой, раз в неделю по четвергам мы ходили в бассейн. Плавали не просто, а именно получали нагрузку, как у пловцов, и тренировал нас тренер по плаванию. Тогда заложили эту базу, и сейчас ее используем. Если выносливость заложена, тогда уже легче, раньше я еще занималась семиборьем. Это семь видов легкой атлетики, огромная база, это и прыжки, и метание, и бег, как на короткие, так и на длинные дистанции. Это все в комплексе с одаренностью и хорошим тренером дало хорошие плоды.

– Поддерживаете форму после Олимпиады, вес поменялся?
– Тяжело заниматься одним и тем же видом спорта, постоянно он должен быть таким разнообразным, чтобы не приелось и не утомляло. Периодически менять тренировки, специфику надо. Олимпийский чемпион после Олимпиады на один год вешает свои шиповки на гвоздь и занимается другим видом спорта, целый год, чтобы потом соскучиться, снова захотеть надеть эти шиповки. Просто лежать на диване и ничего не делать не пойдет, организму спортсмена настолько необходима нагрузка, иначе потом вообще можно не собраться.

Сейчас обязательно хожу в тренажерный жал, бассейн. Вес периодически меняется, в процессе подготовки он один, перед стартами другой. За год раз шесть в среднем меняется. Сейчас вес, естественно, изменился, если на Олимпиаде я весила 59–60 килограммов, то сейчас – 63.

– Выступите на Московском чемпионате мира в этом году?
– Пропущу, психологически тяжело выступать.

– Есть ли у вас талисман?
– Цепочка с крестиком всегда со мной.

– Вы православный человек, каким иконам ставите свечки в храме?
– Всевышнему, Богородице, Георгию Победоносцу, Матроне обязательно. Как заходишь в церковь, чувствуешь, к кому подойти. Ритуала нет, с каким настроением приходишь, чувствуешь, кому надо поставить свечку, где помолиться.

Всегда надеешься на золото

– В спорте высших достижений следуют приметам?
– Я не такой уж суеверный человек, но на этой Олимпиаде у нас так получилось, что настроили себя на хорошую примету. В олимпийской деревне нам часто встречались наши золотоносные медалисты. В лифт заходим, там Зуля Чиншанло стоит, идем дальше – Алексей Ни нам навстречу, мы в столовую, он уже там, даже он смеялся, говоря, что не просто так мы встречаемся. Вот видите – здесь примета сработала. А как таковых, постоянных, примет нет. Заранее не загадываем, думаешь: хоть бы в финал попасть, а там уже и в тройку, а в душе-то всегда надеешься на золото.

– Сколько времени отводите скоростно-силовой работе?
– Скоростно-силовой работе отводим время три раза в неделю, в виде штанги, прыжковых, силовых упражнений и в зависимости от периодов в подготовительном делаем даже километраж прыжков, набираем большие объемы.

 

 

– Играете футбол на тренировках?
– В детстве в школьном спортивном зале играли в футбол, баскетбол, чтобы размять мышцы, так как зал маленький, много там не набегаешь, так мы и играли подвижные игры. Бывало, что в наших футбольных баталиях и голы забивала.

Одними пряниками результата не добьешься

– Денис использует в тренировочном процессе метод кнута?
– В спорте без кнута нельзя, это важно, когда на соревнованиях, бывает, что-то не получается, не идет, нужно немного прикрикнуть. Когда психологически что-то мешает, кажется, все, не могу, мой тренер мне кричит: «Все, вперед!» – и получается. Мне даже в детстве говорили: «На тебя специально надо накричать, чтобы ты сделала все как полагается, без этого не можешь?». По-моему, в любом спорте надо, чтобы и кнут, и пряник сочетались. Одними пряниками результата не добьешься.

– В казахстанском королевстве легкой атлетики есть две королевы, две Ольги. Это Ольга Шишигина и Ольга Рыпакова, общаетесь между собой?
– Только на официальных приемах, встречах. А так в основном не получается.

– На вас все смотрят как на королеву. Вы ощущаете себя королевой?
– Нет. (Смеется.) Меня это даже смущает.

 

 

– Вопрос к супругу. Денис вы не стали ревновать свою жену после Олимпиады, когда она стала более узнаваемой?
Д.Р.: – К чему? (Смеется.) Я уверен как в себе, так и в ней. Эта победа – труд всей команды, какая ревность? Только радость. Сказал ей до соревнований: «Уже пять олимпийских медалей у Казахстана, иди прыгай в свое удовольствие, с тебя не спросят». Конечно, если бы до нашего прыжка в копилке Казахстана была бы одна медаль, то на нас был бы груз намного тяжелее этого, а так немного легче, разгрузились эмоционально, порадовались за наших. Мы приехали за два дня до наших стартов, было три медали, план уже был выполнен, и начальство было такое довольное, расслабленное. Никто не давил, взглядов, как: «Ты должна!», не было, все ходили, как на празднике, и ты уже не для кого-то, а для себя это делаешь.

– Денис, Олины эмоции мы видели, а вы как проявили свою радость?
– Флаг отдал, сказал: «Оля, беги». Мы сели с папой молча, потом папа сказал: «Все, я теперь свободен», и убежал к другим тренерам.

– Мы на нашем портале выдвинули идею построить памятники в честь всех наших олимпийцев. Это нормальная практика, еще со времен Смирнова мы выходили с заголовком «Памятник Смирнову». Вы бы памятник в вашу честь хотели видеть в какой форме?
– Я бы памятник не хотела, хотелось бы, чтобы это был спортивный комплекс. В честь победы на Олимпиаде уже возводится современный легкоатлетический центр в Усть-Каменогорске. Наверное, это и есть лучший памятник. Пусть там тренируются и растут будущие новые казахстанские олимпийские чемпионы. А скульптуру мою выставлять не надо, пусть лучше перед входом фонтан построят и красиво озеленят территорию.

– Расскажите о возводимом дворце в вашу честь.
– Его начали строить. Там много было обсуждений, что были более достойные кандидатуры, в честь которых надо назвать. Назовут так назовут, нет так нет.

Зверский характер

– Денис вы уже как маститый тренер можете сразу увидеть начинающую звездочку на прыжковом секторе?
– Антропологические данные увидишь, уже делаешь выводы, но есть кое-что поважнее, чтобы внутри что-то было у девчушки или мальчишки, сильный характер, трудолюбие. Целый комплекс требований, не только физика, бывает, видишь талант, а внутри нет ничего или гора мышц, а психологически слабый. Конечно, желателен высокий рост, длинные ноги, но можно быть маленьким, но прыгать в шпагате, важна сила воли.

О.Р.: – Антропологические данные важны, но тут все индивидуально, есть скоростные, есть очень сильные, я, можно сказать, не скоростная и не сильная, мы делаем упор на технику. К примеру, Таня Лебедева, никто не думал, что она будет прыгать, а вот чемпионка мира, ей говорили: «Ты какая прыгунья, посмотри на себя?», но зато характер у нее просто зверский.

– Ощутим ли прилив юных спортсменок в легкую атлетику после олимпийского триумфа?
– Прилив есть, но вот заниматься негде. Если летом еще можно на стадионах, то зимой никак, нет ни одного стандартного манежа. Строится комплекс, фундамент уже залит, он будет единственным сертифицированным Международной федерацией легкой атлетики в Средней Азии, ожидаются очень хорошие условия, для спортсменов будет принимать международные соревнования.

– Как вы познакомились с первым тренером?
– Татьяна Назарова – воспитанница моего отца, я пришла к ней, когда она только начинала свою тренерскую деятельность. Я рано пошла в восемь лет, меня папа привел, говорит: поедешь тренироваться? Я и пошла.

«Я плачу… вы меня до слез довели» 

– Она смотрела ваше выступление, какие эмоции испытала?
– Взрыв эмоций говорит, что чуть не поседела, все, что можно, пережила, чуть ногти по локти не сгрызла. Говорит, что было что-то невероятное в Усть-Каменогорске. Смотрела Татьяна Анатольевна на большом экране на площади перед Дворцом спорта, там практически весь город был, и она там была, говорит: «Я не понимаю, заготовили ящики с шампанским, с фейерверками, а вдруг не выиграет? Нормально все будет». Тренеры допускают, что, может, не получится, смотрят с опасением. Говорит: плакала. «Вы меня до слез довели».

Д.Р.: – У нас в Лондоне телефон разрывался, он горячий был, эсэмэски со словами «Я плачу… вы меня до слез довели» поступали от родных, близких, коллег, простых болельщиков. В эти минуты начинаешь понимать, что такое слезы радости.

 

 

– Ваша дочка Настя уже примеряла медаль, пойдет ли по вашим стопам?

О.Р.: – В руках держала золотую награду, на шею надевала, но вот легкой атлетикой что-то не хочет заниматься пока она.

Д.Р.: – Уже восемь лет, пришло время выбирать вид спорта, спрашиваем: "Куда пойдешь?", говорит: «Никуда». Говорит: «Не мое». Собираемся на сборы, Настю спрашиваем: «Поедешь с нами?». Она говорит: «Нет, я лучше с бабушкой дома посижу».

– Сейчас вы одеты не в ту одежду, которую рекламировали?
О.Р.: – Не в той. (Смеется.) Это мне дали так, сфотографироваться для фотосессии журнала.

– Чем завершилась история с кабриолетом?
– Это были слухи, не знаю, кто придумал, кинул эту утку. Это даже не обсу





 


22:53/05.04.2013  14604    0    Добавить в личный кабинет

Автор: ЦСКА


   


comments powered by Disqus